Skip to main content

Историческая наука и академическое сообщество в России после февраля 2022 года: условия, тенденции, перспективы

Published onOct 27, 2023
Историческая наука и академическое сообщество в России после февраля 2022 года: условия, тенденции, перспективы

Ключевые слова: история, высшее образование, цензура, историческая наука, эмиграция специалистов, научные контакты, академическое сообщество.

Аннотация: В статье предпринята попытка осветить основные тенденции, характерные для развития академического исторического сообщества в современной России. На основе анализа опубликованных данных и собранных интервью делается вывод о том, что события 2022 года не стали существенно важным рубежом для исторической науки в РФ, они проявили уже существовавшие тенденции и противоречия. Государственный запрос к историкам, выраженный в том числе в «Концепции преподавания истории России для неисторических специальностей…», оценивается как своего рода мобилизация исторического сообщества. В этих условиях профессиональные историки выбирают различные траектории своего личностного и профессионального развития.


Российская историческая наука имеет большой опыт существования в сложных политических условиях. За последние 30 лет она претерпела серьезные изменения — от больших возможностей первых постсоветских десятилетий к сужению этих возможностей и растущей идеологизации в 2010-е годы. После февраля 2022 года, с одной стороны, только обострились уже существовавшие тенденции и противоречия внутри исторического сообщества, с другой стороны, возникла новая специфическая реальность.

Изменения, происходящие с социальными науками вцелом и историей в частности, были предметом обсуждения между участниками различных дискуссий и конференций, проходивших в последнее время. Много было сказано про политизацию исторической науки, разрыв связей с западными коллегами и институтами, отъезд специалистов, утверждение новой концепции преподавания истории1. Реже говорилось о том, как эти изменения воспринимаются членами академического сообщества изнутри, что думают, те, кто остался в России, какие личные и профессиональные траектории они выбирают. В данный момент эта тема недостаточно разработана.

В рамках данной статьи к категории историки относятся специалисты трех отдельных и вполне самостоятельных направлений: исторической науки, этнографии и культурной антропологии, археологии. Предполагается, что участники сообщества имеют не менее 3 публикаций за последние 5 лет, что показывает их академическую активность. Этот параметр принят как минимальный порог публицистической активности. Проблематика и качество публикации в данном ключе не имеют существенного значения.

Задача настоящей статьи — выделить основные специфические явления, затронувшие историческую науку после 2022 года, показать как эти явления изменили жизнь и работу рядовых историков, членов академического сообщества, осветить профессиональные и личные траектории, которые они выбирали на протяжении последнего года, показать основные тенденции последних 10 лет, которые стали более явными в последнее время.

Портрет российского историка

Портрет среднестатистического профессионального историка в современной России выглядит следующим образом: это преподаватель государственного ВУЗа, имеющий большую аудиторную нагрузку, с большой вероятностью работающий на нескольких программах, нескольких кафедрах или в нескольких ВУЗах. Исследовательские позиции без преподавания в России возможны, но являются скорее исключением, и все равно связаны с государственными исследовательскими институтами. Работа в ВУЗе предполагает защиту кандидатской или докторской диссертации, должность доцента или профессора. Должность доцента более массовая и для многих это финальная позиция в карьере. Часть историков работает в непрофильных ВУЗах, читает курс истории студентам первого курса негуманитарных направлений.

Современные историки в России представляют три независимые дисциплины: собственно историю, этнографию (это этнологи, культурные антропологи или культурологи) и археологию. Согласно исследованию «Российские историки. Портрет академической профессии», проведенному в 2023 году, основная часть публикующихся историков — мужчины (58,7%), самая массовая возрастная категория в интервале 40–49 лет, 26,8% имеют степень доктора наук, 56,2% — степень кандидата наук, 26,6% не имеют степени, только у 2,1% степень PhD. 70,8% опрошенных указали своей основной специализацией историю России, что открывает более широкие возможности преподавания. Подавляющее большинство публикующихся историков — университетские преподаватели, 63,8%2.

Работа в государственном ВУЗе накладывает ряд ограничений на деятельность преподавателя. Ограничения связаны с публикациями в социальных сетях и вообще с любыми заявлениями в публичном пространстве, с темами публикаций. Работа в государственном ВУЗе не обязательна для российского историка, но это наиболее доступный и популярный путь заработка, гарантирующий определенное постоянство при соблюдении требований и правил, гласных и негласных. Возможен профессиональный трек при которым у историка защищена кандидатская диссертация, но он не работает в ВУЗе.

Принадлежность к государственному ВУЗу важна для российского историка и в психологическом плане. На протяжении последнего десятилетия среди части историков сложилось представление о том, что государство в России на протяжении всей его истории — единственный созидательный социальный институт, единственный актор позитивных социальных перемен, отсюда представление, согласно которому принадлежность к государственным структурам в условиях кризиса способствует выживанию3.

Для большой части представителе данной категории февраль 2022 года не был рубежом в карьере, изменения касались их постепенно и более важной вехой может стать 1 сентября 2023 года, когда начнется реализация новых принципов преподавания истории в ВУЗах России4.

Разрыв научных контактов

Сразу после 24 февраля 2022 года остро встал вопрос коммуникации российских специалистов с западными институтами. Последний год показал, что личная коммуникация осталась, разрыв произошел на уровне институтов, российские Вузы вышли из международных проектов, однако публикации в журналах, индексируемых системами Scopus и Web of Science по-прежнему возможны для российских исследователей, это зависит не от аффилиации и страны происхождения, а от качества текста5.

Однако, разрыв контактов существенно затронул отдельные исторические направления, например медиевистику, религиоведение, исследования Древнего мира. До недавнего времени российские исследователи могли публиковать статьи на русском языке с аффилиацией российских ВУЗов в украинских журналах, например в изданиях Древности и Дриновський Збiрник Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина. Для российских специалистов это был хороший шанс публиковаться, быть частью большого исторического комьюнити. В настоящее время такие публикации невозможны6.

Государственные органы РФ отреагировали на разрыв академических контактов достаточно быстро, уже 19 марта 2022 года Правительство РФ приняло постановление № 414 «О некоторых вопросах применения правовых актов Правительства Российской Федерации, устанавливающих требования, целевые значения показателей по публикационной активности» (с изм. и доп. от 19 сентября 2022 г.), согласно которому до 31 декабря 2023 г. введен мораторий на размещение публикаций в изданиях, входящих в международные базы цитирования. Мораторий введен на «требования по наличию публикаций в изданиях, журналах, индексируемых в международных базах данных, а также целевые значения показателей, связанных с такой публикационной активностью» и на «требования по участию в международных научных конференциях, а также к целевым значениям показателей, связанных с публикационной активностью по результатам конференций»7.

Публикации в журналах, индексируемых системы Scopus и Web of Science больше не требуются ВУЗом и не оцениваются. В настоящий момент часть исследователей продолжает публиковаться в западных изданиях, по мере возможностей, но основная часть встретила нововведения позитивно, так как это в значительной мере облегчило вопрос с публикациями.

До февраля 2022 года от публикации в журналах, индексируемых системами Scopus и Web of Science зависел рейтинг исследователя, но у большинства исследователей публикации в таких журналах вызывали ряд сложностей. В настоящий момент достаточно публиковаться в журналах индексируемых российскими системами РИНЦ и ВАК. Это сказывается на качестве исследований, изолирует российскую науку.

Эмиграция историков

За последний год в исторической науке произошла существенная смена кадров. В настоящий момент сложно оценить масштабы, это будет видно по прошествию некоторого времени, сейчас сложно собрать достоверные данные, однако этот процесс с большой вероятностью окажет существенное влияние на развитие науки в перспективе ближайших десятилетий.

После февраля 2022 года из России уехал ряд наиболее активных и именитых историков. Часть из них продемонстрировала свою антивоенную позицию и разорвала связи с российскими ВУЗами и институтами, часть из них продолжала преподавать онлайн, по крайней мере в 2022 году, до конца учебного года. Вопрос возможности преподавать онлайн решался индивидуально, ВУЗы и преподаватели не афишировали эти решения.

Отъезд видных исследователей, признанных в мире, обострил кадровую проблему. В ряде ВУЗом на ряде программ уехавших преподаватели быстро заменили другие, согласные работать сверх своей нагрузки, но часть преподавателей заменить было невозможно, особенно если они вели авторские курсы, поэтому курсы отменялись или студенты подключались к доступным онлайн программам8.

Численность уехавших специалистов гуманитарных областей оценивается по-разному и в настоящий момент сложно установить точное количество уехавших гуманитариев. Уехавшие преподаватели искали возможности трудоустройства, сосредоточились на поиске грантов. Историки уезжали в меньшей степени, что было связано с отсутствием понимания перспектив профессионального развития, осознанием невозможности продолжать работу в России удаленно, так же это было вызвано оценкой своих личных и бытовых возможностей за границей, нежеланием терять приобретенный в России социальный статус и менять язык преподавания9.

Активнее уезжали студенты историки и антропологи, нашедшие возможность обучения заграницей и несвязанные с российскими ВУЗами профессионально10. ВУЗы начали реагировать на этот вызов.

Ответом на массовый отъезд талантливых студентов из России было решение НИУ ВШЭ по увеличению бюджетных мест на едином треке обучения «магистратура-аспирантура» 2022 года. На трек брали студентов, имеющих публикации за время обучения в бакалавриате, студентам предлагалась стипендия в размере 50 тысяч рублей в месяц. Срок обучения — 6 лет, 2 года магистратуры и 4 года — работа над кандидатской диссертацией. Магистерская ВКР на треке должна стать основой будущей диссертации. Трек существовал и ранее, но в 2021 году на него было зачислено 75 человек, из них только 4 историка, в 2022 году зачислено 134 человека, из них в Аспирантскую школу по историческим наукам — 9 человек11.

Новая концепция преподавания истории

На протяжении последнего десятилетия среди части представителей историчного сообщества росло и крепло представление о том, что государство сыграло исключительную роль в истории России. Это представление было обусловлено политическими заказом, но многие историки вполне искренне видели в государстве единственного актора позитивных социальных изменений и доказывали отсутствие в истории России предпосылок к формированию каких-либо форм гражданского общества. С этой позиции «Концепция преподавания истории России для неисторических специальностей и направлений подготовки, реализуемых в образовательных организациях высшего образования» от 2 февраля 2023 года имела определенную почву, которая готовилась заранее.

Новая концепция определяет принципы не только преподавания истории в ВУЗах, но и рамки научных изысканий вообще. Сложно представить защиту диссертации, содержащей выводы, явно противоречащие этой концепции.

В документе указано: «особое место в силу своей значимости для формирования личности специалиста с высшим образованием принадлежит истории, которая в качестве общеобразовательной дисциплины преподается во всех ВУЗах страны для студентов всех направлений подготовки». По мнению авторов концепции «именно историческое сознание является наиболее существенной составляющей гражданской и национальной идентичности населения Российской Федерации»12.

В концепции предлагается воспринимать историю России как единый тысячелетний исторический процесс, особенное место уделено личностям правителей, истории войн, конфронтации России и коллективного Запада, выделена позитивная роль государственности в России. Последние темы в учебном плане выглядит так: «Отказ НАТО учитывать интересы России. Официальное признание ЛНР и ДНР Россией. Начало специальной военной операции на Украине. Санкционное давление стран Запада на Россию, попытки ее изоляции от остального мира»13. Теперь работа историка будет подчинена этой концепции.

Важно, что документ предполагает увеличение преподавания истории в непрофильных ВУЗах с 72 часов до 144 часов, на протяжении двух полугодий. Это полный курс истории, охватывающий удлиненную хронологию от появления первого человека на территории России до 2022 года. 80% нагрузки — контактная аудиторная работа со студентами, очная работа, которую легко проверить на соответствие концепции.

Часть историков уволилась из ВУЗов именно после принятия этой концепции не желая политизировать преподавание.

Мобилизация историков

Реализация новой концепции преподавания истории влечет кадровые и организационные сложности для ВУЗов. Существующий преподавательский состав явно не справится с увеличением нагрузки, ВУЗам срочно нужны новые кадры. Многие ВУЗы уже начали активно искать историков, готовых читать новый курс с сентября 2023 года. На начало июля 2023 года кадровая проблема во многих ВУЗах не была решена: «Никто не представляет, как это делать, но набирают преподавателей в срочном порядке. На ставку, на полставки, в штат и не в штат…»14.

ВУЗы нанимают преподавателей из числа студентов-аспирантов, преподавателей с защищенными кандидатскими диссертациями без опыта работы в ВУЗе, привлекают преподавателей на совместительство. Значительно увеличилось количество отрытых вакансий, интересованная работа по привлечению специалистов в ВУЗы идет через личные контакты, связи и договоренности.

У части историков это вызывает энтузиазм, для них открылись возможности замещения позиций уехавших преподавателей, с увеличением нагрузки со следующего года эти возможности растут, увеличение нагрузки влечет увеличение заработной платы.

Сам по себе увеличение аудиторное нагрузки в перспективе негативно скажется на количестве и качестве научных публикаций.

Смена кадров

В ряде ВУЗов произошла ротация кадров, ВУЗы решали проблему замещения кадров, приглашая специалистов на освободившиеся места.

К весне-лету 2023 года из ВУЗов РФ ушла часть молодых преподавателей с конкурентным профессиональным треком, закончивших конкурентные бакалавриат и магистрату, написавших качественные кандидатские или докторские диссертации, то есть успешно приходивших конкурентный отбор на протяжении всей карьеры. На их место приходят преподаватели с менее конкурентным профессиональным треком, закончившие менее конкурентные бакалавриат и магистратуру, защитившие менее качественные диссертации, но формально соответствующие всем требованиям. Такая ротация кадров дает возможность занять более выгодную позицию именно сейчас, при внешней лояльности всем происходящим изменениям.

Выбор профессиональной траектории

В связи со всем вышесказанным, перед историками, которые остались в России, встает вопрос выбора дальнейшей профессиональной траектории. Можно выделить несколько траекторий профессионального развития характерных для тех, кто остается в профессии:

  • внутренняя эмиграция, концентрация на своей теме исследования, игнорирование происходящего вокруг,

  • внутренняя оппозиция, формальное следование предлагаемым правилам, трансляция лояльности, повышенная самоцензура, в перспективе — появление исследовательских тематических лагун далеких от политической конъюнктуры,

  • позиция «больших возможностей», активного включения в работу, открытое принятие новой концепции преподавания истории и лояльность власти15.

Часть историков со второй позицией пугает разрушение институций и отъезд ведущих специалистов, но они остаются. Часть историков первой позиции уходит в работу с головой, часть сохраняет позицию наблюдателя: «моя подруга могла уехать, но осталась, говорит — мне важно быть тут и самой все это видеть»16.

Изменение тем исследования

После введения антироссийских санкций в значительной степени пострадали исследования Memory studies, особенно исследования, которые были построены на изучении исторической памяти по публикациям в TikTok и Instagram. Instagram в данный момент запрещен в России, а TikTok значительно ограничил возможности использования. В дальнейшем эти исследования невозможны17.

Зафиксированы примеры корректировки тем кандидатских диссертаций и магистерских ВКР. Исследователям, писавшим по темам, связанным с изучением опыта УССР, например истории волн эмиграции из УССР в советское время, рекомендовано сменить темы18.

Замечены примеры осознанного замалчивания темы войны. 2 ноября 2022 года в здании Президиума РАН состоялась научная конференция «Молчание и умолчание в истории», организованная Институтом всеобщей истории Российской академии наук. Конференция была посвящена практикам и стратегиям умолчания в историографии и общественном и политическом дискурсе. На полях конференции не упоминался конфликт на Украине, не произносилось слово «война». Попытки поговорить о проблеме замалчивания темы войны в современном российском обществе пресекались. Среди участников конференции сработала самоцензура, это не было следствием каких-либо установок сверху19.

По итогам II Всероссийской научной конференции «Ветер перестройки (1985–1999)», которая состоится 9–11 ноября 2022 г. в Санкт-Петербурге один из участников оставил следующий отзыв в социальных сетях: «ну и четвертое — явно изменившийся с прошлого года политический климат в ВУЗе. В прошлом году на первую конференцию „Ветер перестройки” приветствие присылал лично Горбачев, и атмосфера по намекам некоторых оргов (организаторов — Е. К.) была гораздо свободнее, чем сейчас. В этом ректор назначил на большинство секций „смотрящих”, которые слушали, нет ли в докладах крамолы, расписание утрясали до последнего дня…»20.

Таким образом, изменение политической ситуации существенным образом меняет работу историка в России.

Выводы

В последний год в историческом сообществе произошло обновление кадров. Уехавших из страны или уволившихся историков заменили коллеги. Принятие новой концепции преподавания истории предлагает определенное видение прошлого. Эта рамка будет влиять на работу участников академического сообщества, по крайне мере на нее нужно будет ориентироваться при работе со студентами, в рамках лекций и семинаров, студенческих работ и публикацией.

Негативно на развитии науки влияют разрыв контактов с западными академическими институтами, разлом в сообществе, деление на «тех, кто уехал» и «тех, кто остался». При этом личные контакты часто сохраняются. В новых условиях историки России выбирают различные профессиональные стратегии. Большая часть историков в России остаются работниками ВУЗов, что принуждает их следовать правилам и транслировать лояльность к происходящим изменениям. Часть историков вполне искренне транслирует свою приверженность государственной политике и находит оправдание этому в прошлом. Часть историков воспринимает современные события как логичные, оправданные историческим развитием России.

В настоящий момент ВУЗы ощущают острый кадровый голод, происходит мобилизация историков для работы в ВУЗах, растет аудиторная нагрузка и объем очной работы со студентами. В целом сообщество становится более замкнутым, появляются новые табуированные темы, растет уровень самоцензуры. Вместе с тем, эти тенденции имели место и до 2022 года, формируясь на протяжении 2010-х годов.

Для российского исторического сообщества февраль 2022 года не стал рубежом. Сообщество оказалось готовым к переменам. Февраль 2022 года предложил более явно обозначить свою позицию — уехать или остаться, поддержать или выступить против. Психологически членам исторического сообщества оказалось проще воспринять новую реальность, сопоставляя ее с примерами прошлого, находя в прошлом оправдание действиям государственной власти РФ или осуждая действие властей с опорой на примеры из прошлого.

Библиография

1. Круглый стол «От февраля до февраля: что изменилось и что будет дальше?». Лаборатория «Академические мосты». URL: https://academic-bridges.timepad.ru/event/2328127/.

2. Соколов М. Российские историки. Портрет академической профессии. ЦИАНО ЕУСПб, 2023. — 31 с.

3. Шарова А. В. Первая Мировая война как личный опыт историков / Шаги / Steps. 2018. Т. 4, № 2. С. 150–165. EDN YMCAHZ.

4. Постановление Правительства РФ № 414 «О некоторых вопросах применения правовых актов Правительства Российской Федерации, устанавливающих требования, целевые значения показателей по публикационной активности» (с изм. и доп. от 19 сентября 2022 г.)

5. Проект концепции преподавания истории России для неисторических специальностей и направлений подготовки, реализуемых в образовательных организациях высшего образования. URL: https://historyrussia.org/images/Doki/Conception_preparation_history_Of_Russia.pdf.

6. Единый трек обучения «магистратура-аспирантура» 2022. URL: https://aspirantura.hse.ru/mastersphd2022.

7. Пост VK от 02.12.2022. Автор поста Алексей Сафронов. URL: https://vk.com/id32200.

8. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информант 001.

9. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 002.

10. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 003.

11. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 004.

12. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 005.

13. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 006.

14. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 007.

15. Полевые материалы автора. Интервью с представителями исторической науки в России. Май 2023 г. Информанты 008.


Свободный исследователь


Historical science and academic community in Russia after February 2022: conditions, trends, prospects.

Evgeny N., PhD in History

Annotation: The article attempts to highlight the main tendencies characteristic of the development of the academic historical community in modern Russia. Based on the analysis of the published data and the collected interviews, it is concluded that the events of 2022 did not become an essential milestone for historical science in the Russian Federation, they showed already existing trends and contradictions. The state request to historians, expressed also in “The concept of teaching the history of Russia for non-denominational specialties…” are assessed as a kind of mobilization of the historical community. In these circumstances, professional historians choose different trajectories of their personal and professional development.

Keywords: history, higher education, censorship, historical science, emigration of specialists, scientific contacts, academic community.

DOI: 10.55167/cf029f68b5a8

Comments
0
comment
No comments here
Why not start the discussion?